Как у нас появилось микробиомное питание "Пропорция"?

Интервью с Галиной Кузнецовой о создании проекта "Микробиомное питание"

- Галина Викторовна, расскажите, как вы пришли к созданию этого продукта?
- В своем опыте создания и продвижения продуктов для снижения веса, огромным аналитическим материалом, с которым я имела возможность работать в предыдущем проекте (Программа Управления весом) я четко поняла, что сеть НЕЧТО в нашем организме, что не позволяет кому-то реально снизить вес.

Последние 20 лет я активно сотрудничаю в создании различных косметических и гигиенических средств с микробиологами. Для меня успешный проект средств гигиены с бактериофагами и пребиотиками был одной из главных дверей в Микробиомное питание «Пропорция».

Средства гигиены с бактериофагами и пребиотиками сейчас получили очень широкое распространение, все знают их высокую эффективность, а когда мы только начинали этим заниматься, люди пугались таких слов как «микрофлора», «бактерии», «бактериофаги».

Мы не остановились на достигнутом, и долгое время изучали как воздействовать на микрофлору изнутри. Потому что возможности наших маленьких друзей-бактерий на самом деле куда больше и шире, чем можно себе представить.
В Америке заговорили о значении микробиома (то же самое, что микрофлора) и его связи с различными проблемами организма (например, ожирением) только с 2009 года, когда Джеффри Гордон выдвинул такую гипотезу. У нас же многие ученые занимаются этой проблемой более 20 лет. Например, еще в 1980-е гг Академик Ирина Николаевна Блохина, создавшая известную научную школу в области молекулярной биологии, иммунологии и биотехнологии, проводила исследования, связывающие кишечную микрофлору и лишний вес.

- А почему Вы вообще занялись проблемой снижения веса?
- Потому, что это коснулось лично меня. Я всегда говорю, что я «продукт своего продукта». Все, что я делаю, я делаю для себя. Если я сама не пользуюсь тем, что произвожу — я не буду производить.

У Микробиомного питания «Пропорция» есть длинная предыстория и она довольно личная.

До 47 лет я никогда не была толстой. Я никогда не знала, что такое ограничить себя в еде. Меня звали «тонкий, звонкий и прозрачный» и все калории во мне сгорали, как в топке ракетного двигателя.

А в 47 лет (16 лет назад), невозможно стремительно для меня умер мой любимый папа. Я две недели пила только воду и практически ничего не ела...и поправилась на 14 кг. Оказалось, такое бывает при очень сильных стрессах — я поправилась по гормональному типу.

Наше подсознание в любом стрессе начинает запасать жир.

Голод — самая древняя генетическая память. Голод — это смерть в конце — концов. Наша система защиты будет всеми силами сопротивляться и запасаться.

Конечно, я бросилась в диеты. Я прошла их очень много разных. Я считала калории, билась с упорством слона в посудной лавке. Голодала по Брегу с его бесконечными клизмами, очищением организма от шлаков, токсинов, глистов и проч., пила за час до еды, потом через 2 часа после еды... Мои кишки страдали от этой жизни немилосердно. Появились запоры — я вымывала клизмами нормальную флору. У меня начался панкреатит, холецистит, атония кишечника и прочие «радости» ЖКТ. И это при абсолютно здоровом образе жизни и жестком контроле за едой.

Мне объясняли, что я просто старею, и все, что происходит со мной вполне закономерно. Как я люблю эту замечательную фразу: «А вы когда в свой паспорт последний раз заглядывали? И чего вы хотите в вашем-то возрасте?»

- И чего же вы хотели?
- А я и сейчас хочу.
Я хочу жить и радоваться. Не думать в ужасе, сколько калорий я съела, и как отзовется мой желудок и кишечник на этот «пир души».

Умрем все — это аксиома. Но хочется какого-то нормального качества жизни в промежутке до смерти.
Не жить, чтобы есть только все полезное, невкусное, придуманное кем-то за тебя, а есть то, что тебе нравится, чтобы жить, получая удовольствие от жизни и еды в том числе.

Мои 10 лет борьбы с калориями привели к печальным результатам. Особенно, я почувствовала это после шести месяцев раздельного питания с потреблением большого количества белковой пищи. У меня заболели почки, я стала страшно отекать, стало подниматься давление..

Хотя все, что я ела, было практически несоленым, пресным, пареным и вареным.
Фу, какая гадость!

Иногда безумно хотелось жареного мяса с картошкой или молока с хлебом. Я срывалась. А мне мои «гуру» говорили: «Сорвалась — накажи себя за срыв…»
Да не хочу я себя наказывать!
Во мне начал подниматься внутренний протест. А мне говорили: «Это нормально — это климакс!» Я не была уже толстой, но я выглядела больной. Я чувствовала себя нездоровой, раздраженной....  

- И судя по всему Вам это удается...  
— Микробиом — родная микрофлора — это мой любимый образ.
Как я уже говорила, я много всего изучила пока занималась бактериофагами.

Предыдущий проект «Управление весом» показал мне, что я на правильном пути.
Да, надо снижать калорийность, решать проблему с чувством голода, уменьшать объем порции, выводить токсины и разгружать печень. Но помимо всего прочего, не забывать еще и о наших маленьких друзьях бактериях, которых совсем немало в нашем организме, и которые выполняют огромную работу. Мы у них в гостях. На каждую клетку нашего организма приходится 100 представителей микромира. И они рулят нашим настроением, пищеварением, нашими вкусовыми предпочтениями.

С доктором медицинских наук, Сергеем Панюшиным мы плодотворно работаем вместе уже около 20 лет. На мой взгляд он один из лучших прикладников — российских специалистов в области микробиологии, питания микрофлоры, его даже близкие люди называют ласково Пребиотиком. Он уникальный разносторонний специалист в области нутрициологии, косметологии, у него куча патентов, он — классный!

Почему-то считается, что основные работы по изучению микробиома, микрофлоры — нашего микромира пришли к нам из-за границы. И связывают только с геномом микробиома. На самом деле в нашей стране этими вопросами занимались активно еще до перестройки в Нижнем Новгороде — академик Ирина Николаевна Блохина, академик Григорий Андреевич Угодчиков, специалисты из Оболенска — к.б.н Валентина Михайловна Попова, к.б.н Евгений Жиленков — сейчас они работают в ООО НПЦ Микромир и многие другие.

За два года напряженной работы мы создали очень умную систему «Пропорция» и получили великолепные результаты. Сначала было невкусно, но разводилось в холодной воде. Потом вкусно, но не разводилось, и так далее. Микробиомное питание можно есть и пить специально для нормализации веса. Можно и нужно добавлять к любой существующей системе или диете. Просто мир не стоит на месте, много разных интересных открытий происходит прямо сейчас. Мы очень немного знаем о себе.

Наше Микробиомное питание ни в коем случае не является конкурентом системе «Управления весом», например. Тем более, что я была идеологом и вдохновителем этой программы и считаю ее очень эффективной. Микробиомное питание "Пропорция" - это оздоровительное питание прежде всего. Позволяет очень физиологично решить многие вопросы со здоровьем.

Я выгляжу сейчас и чувствую себя моложе и лучше, чем 15 лет назад. У меня очень хорошие волосы, кожа и ногти. Я подтянулась, улучшилась структура мышечной ткани. Прекрасное настроение. При куче хронических заболеваний ЖКТ, уже два года не было ни одного рецидива, восстановилась работа кишечника, нормализовалось давление и прочие объективные показатели по анализам крови и гормонов. Я избавилась всего от 3 кг, но при этом моя одежда уменьшилась на 2,5 — 3 размера. Практически все наши клиенты получают те же самые результаты.

Кто-то приходит именно за тем, чтобы избавиться от лишних килограммов и сантиметров. И им нравится, что мы говорим, что это не одна неделя, все должно быть физиологично по срокам.

Мы рады, что у нас получилась такая мудрая и полезная, вкусная и физиологически правильная система «Пропорция». Микробиомное питание "Пропорция" было создано на базе научных трудов российских ученых, в том числе, Академика И.Н. Блохиной.

Поделиться